пятница, 2 июня 2017 г.

Усвоение языка

Усвоение языка




Лингвист Кеннет Уэкслер объясняет, откуда у людей способность к языку, когда мы начинаем понимать речь и как изучают усвоение языка детьми

Усвоение языка ― это процесс обучения человека языку. Как правило, этот термин означает усвоение родного языка ребенком. Но почему люди могут овладеть языком? Для ответа на этот вопрос нужно понимать, что способность человека усваивать языки в значительной степени связана с его биологией. У животных нет ничего похожего на человеческий язык.

Таким образом, когда мы говорим об усвоении языка, то имеем в виду:

― присущую людям от природы способность;

― ее развитие в течение времени;

― процесс изучения человеком тех или иных свойств языка.

Способность к языку как уникальная особенность

Современные исследователи рассматривают способность человека усваивать языки в том же ключе, что и способность видеть: и то и другое ― это наша врожденная черта. Когда мы что-то видим, работают не только глаза, но и множество других систем организма: чтобы распознавать места и объекты, наш мозг должен производить различные вычисления и обрабатывать информацию. То же самое происходит и при усвоении языка. Наконец, способность видеть есть и у других животных, например почти у всех млекопитающих.

Проблема в том, что, хотя у животных и есть способность видеть, способности говорить у них нет. Черты, характерные только для одного биологического вида, достаточно хорошо известны ученым. В качестве примера можно привести летучих мышей, которые используют эхолокацию, чтобы ориентироваться в пространстве. Очень небольшое число животных имеет такую способность ― у мышей она заложена от рождения. Аналогичным образом и способность к языку является врожденной способностью человека.

Что мы пока не можем объяснить: если способность к усвоению языка ― это врожденная, биологическая черта человека, почему в таком случае в мире существует множество разных языков? Есть тысячи всевозможных языков, и все они согласуются с биологической концепцией усвоения. Этот феномен требует дальнейшего изучения.

Стадии усвоения языка

Как происходит усвоение языка? Один из возможных подходов к изучению ― это анализ структуры и содержания фраз, произносимых ребенком с течением времени.

У маленьких детей достаточно способностей к языку, но они никогда не начинают произносить сразу целые фразы ― обычно отдельные слова. Новорожденные, как правило, не могут говорить, и в целом дети молчат примерно до года: речь появляется где-то в промежутке между 9 и 15 месяцами. Тогда мы можем услышать слово «мама» или, например, «сок».

Дети не начинают связывать слова вместе, пока не достигнут возраста около 18 месяцев, иногда меньше ― тогда они начинают строить словосочетания, похожие на законченные высказывания. Такие словосочетания обладают структурой, передающей смысл так же, как и предложение: ребенок может сказать «хочу сок», «хочу молоко» или «папа дома».

Способность понимать речь обычно развивается чуть быстрее, чем способность конструировать фразы, но у нас есть веские основания полагать, что ребенок в 18 месяцев и даже меньше знает очень много о синтаксисе и структуре предложений.

Усвоение языка: методы исследования

Методология составляет важную часть исследований в области освоения языка. Как можно получить необходимые сведения от маленького ребенка, который с трудом следует инструкциям, например от ребенка младше двух лет?

Мы исследуем разные языки: английский, немецкий, русский, французский. Эта область ставит перед собой задачу изучить особенности освоения языка, связанные с различными важными вопросами. Мы стараемся получать данные откуда только возможно. Мы можем задаться каким-то вопросом и начать изучать его в одном языке, но тот же вопрос может быть непросто изучать в другом. По практическим соображениям в некоторых языках данные получить легче: если нет ученых ― лингвистов, психолингвистов, ― которые говорят на этом языке, зачастую данные получить намного сложнее, так что такие языки изучены меньше. Вы выбираете язык так же, как это делают лингвисты, когда изучают язык взрослых: основываясь на интересных вопросах.

Вот пример того, как мы изучаем детей в возрасте около 1,5–2 лет. Эти дети часто находятся в стадии «двух слов» ― той стадии, когда они начинают составлять словосочетания из двух слов. Раньше считалось, что в этом возрасте дети не знают ничего о грамматическом времени, о том, как добавлять окончания у глаголов и так далее, но на самом деле это не так.

Грамматическое время ― это категория языка (его синтаксиса), которая интерпретируется как время описываемого действия. «Прошедшее» время описывает действия, произошедшие прежде, чем «сейчас» (то есть время речи), а «настоящее» время относится к действиям, которые происходят сейчас (или, как в некоторых языках, в будущем). Предположим, что дети учат французский язык. Если вы хотите составить на французском языке предложение в настоящем времени ― «Жан говорит» ― вы скажете: «Jean parle» (см. таблицу 1). Чтобы сделать предложение отрицательным, вы скажете: «Jean ne parle pas» («Жан не говорит»). Мы ставим «ne» перед глаголом и «pas» после («ne» часто опускается, и почти всегда оно опускается очень маленькими детьми, так что ниже мы будем упоминать только «pas»). Если вы используете глагол в инфинитиве, то есть без всякого грамматического времени, это будет «parler»: «parler français» ― «говорить по-французски». Если вы хотите сделать предложение отрицательным ― «не говорить по-французски» ― вы говорите: «pas parler français». «Pas» встает перед глаголом в инфинитиве. Это только небольшой кусочек французского синтаксиса, но он будет играть важную роль в том, что мы узнаем о детях. Если глагол стоит в каком-то грамматическом времени, он предваряет «pas», если стоит в инфинитиве ― следует за «pas». Лингвисты это объясняют так: когда глагол стоит в грамматическом времени, он должен перейти из позиции после «pas» в позицию перед «pas». Это перемещение называется «подъем». Может ли ребенок 18–24 месяцев знать о подъеме?



Чтобы исследовать очень маленьких детей, мы используем классический метод: записываем речь ребенка, говорящего с мамой или папой, на магнитофон (или на видео, хотя до 1970-х годов люди просто все записывали на бумагу). Вы записываете естественную речь ребенка, скажем, раз в неделю в течение часа на протяжении некоторого промежутка времени (несколько месяцев или лет). В итоге вы получите огромное количество данных, составленных из детских предложений и разговоров родителей.

В данном случае вас интересует, что говорит ребенок каждый раз, когда говорит глагол и «pas». Вы создаете таблицу два на два ― стоит ли глагол в каком-то грамматическом времени или нет и предшествует ли он или следует за «pas». Такие исследования показали, что каждый раз, когда глагол стоит в грамматическом времени, он всегда предшествует «pas» с горсткой исключений на несколько сотен высказываний. Более того, каждый раз, когда глагол стоит в инфинитиве (как «parler»), глагол почти всегда следует за «pas» (опять же, всего с несколькими исключениями). Высказывания детей почти на сто процентов точны; исключения выглядят как какая-то ошибка измерений. Время глагола всегда подсказывает, будет ли «pas» предварять его или следовать ему. Начиная с самого маленького возраста, с которого мы можем проводить измерения (то есть с начала этапа «двух слов»), дети почти идеально ставят «pas» в зависимости от времени глагола. Более того, этот маленький опыт много раз воспроизводился на разных особенностях синтаксиса простых предложений ― и с тем же результатом.

Ученых довольно сильно удивило, насколько рано ребенок овладевает такими особенностями языка: это один из многих фундаментальных результатов современных исследований в этой области. Биологические способности детей позволяют не только разными способами выражать смыслы, но и осваивать эти тонкие особенности языка (такие как подъем глагола). Раньше ученые полагали, что этот тип обучения был долгим, полным ошибок и трудным для ребенка, не владеющего никакой информацией о языке.

Две точки зрения на феномен усвоения

Особенности строения человеческого мозга таковы, что позволяют нам использовать язык. В лингвистике это получило название «теории универсальной грамматики». Подобно тому как в нашем мозгу существует зрительная система, существует и система, которая отвечает за владение языком. Но является ли последняя полностью сформированной в момент, когда человек только родился?

Есть две точки зрения на этот счет. Приверженцы биолингвистического подхода (в рамках которого работаю и я) считают, что нет. Этот подход исходит из того, что владение языком обусловлено биологией человека. Лично я полагаю, что нужно некоторое количество времени, чтобы система, о которой идет речь выше, сформировалась полностью. По-видимому, это занимает несколько лет. Некоторые компоненты этой системы уже даны нам при рождении, некоторые появляются через год-полтора, некоторые только в возрасте 4–5 лет, и, видимо, есть некоторые элементы, которые развиваются около 7 лет.

Это характерно для многих систем человеческого организма. Например, чтобы у человека появились постоянные зубы вместо молочных, должно просто пройти некоторое количество времени, и это время занимает не «изучение» того, как получить постоянные, а скорее ход биологической программы, обусловленной генетикой. Способность владеть языком также развивается со временем. Я думаю, что у очень маленьких детей система мозга, отвечающая за язык, несколько ограниченна: им она позволяет выразить чуть меньше смыслов, чем более взрослым детям.

Сторонники другого подхода (в основном это некоторые американские психологи) считают, что у детей нет ничего особенного с точки зрения усвоения языка или даже когнитивных способностей в целом и что наш мозг не имеет каких-то биологических особенностей, которые помогают нам учить язык. Эта точка зрения, популярная в 1950-х годах, сейчас является устаревшей и плохо соотносится с актуальными положениями биологии, генетики и других естественных наук. Некоторые ученые до сих пор ее придерживаются, но слишком много эмпирических данных говорит против нее.

Философские предпосылки биолингвистического подхода

Предпосылки биолингвистического подхода мы можем обнаружить в работах философов-рационалистов, таких как Лейбниц и Кант, у многих французских философов и в особенности у авторов «Грамматики Пор-Рояля», которые заложили основы этого подхода несколько сотен лет назад. Термин «универсальная грамматика» происходит именно оттуда: авторы «Грамматики» полагали, что есть некая универсальная структура, присущая всем естественным языкам. Ноам Хомски стал тем, кто вернул данный подход в академическое поле, связав его с исследованиями в области биологии человека.

Предпосылки другого подхода ― подхода, который я называю «эмпирическим», ― мы можем найти в работах других философов. Самые известные из них ― это Дэвид Юм, Джон Локк, Джордж Беркли ― эмпирики, которые считали, что обучение происходит через опыт. Они говорили, что человек может узнавать что-то, например, по «закону ассоциации»: если две идеи «соседствуют» друг с другом (как если бы вы видели рядом два предмета), вы связываете их в своем сознании, например «солнце восходит» и «утро». Таким образом, у них было что-то вроде своей теории познания. Современные психологи, как правило, эмпирики и всегда являются приверженцами данной философской предпосылки.

Вопросы без ответа

В разное время ученые занимались различными аспектами усвоения языка. Я привел лишь несколько примеров того, какие вещи изучаются, ― спектр исследуемых явлений весьма широк.

Один непростой вопрос ― как устроена система мозга, которая при всем разнообразии языков помогает ребенку изучить свойства языка? Это сложный вопрос, и у нас нет на него хорошего, полного ответа. То, как происходит «научение» языку, ― важный, хотя и не самый фундаментальный вопрос. Но что позволяет изучить специфические свойства грамматики языка? Часть ответа заключается в том, что способность к языку детерминирована нашей генетикой. Но как устроен этот механизм, мы пока не можем сказать.

Другой важный момент ― в каком возрасте люди обретают способность понимать те или иные аспекты грамматики и семантики? Почему некоторые свойства языка усваиваются раньше, а другие позже? Здесь есть множество сюжетов, связанных с нашей генетикой.

Мы также хотим понимать, в каких случаях система усвоения языка дает сбой. Почему при разных заболеваниях наблюдаются различные нарушения речи? Как заболевания влияют на грамматику, семантику и прагматику речи? Сейчас ведется продуктивная и содержательная работа в области исследований расстройства речи, таких как специфическое расстройство речи, при котором у ребенка возникают проблемы с языком, но нет других когнитивных нарушений, также исследуется речь при аутизме, синдроме Уильямса и синдроме Дауна.

ИСТОЧНИК








Ник ქეთი მასწავლებელი зарегистрирован



Комментариев нет:

Отправить комментарий